Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
28.11.2011 09:30 - 21. ВИКТОР ТЕПЛЯКОВ - ПИСЬМА ИЗ БОЛГАРИИ
Автор: devnenetz Категория: История   
Прочетен: 837 Коментари: 0 Гласове:
0

Последна промяна: 28.11.2011 09:32



- Продължение -


Унылый в
ѣтеръ волновалъ густую траву, и проникая въ трещины поросшихъ ею обломковъ, извлекалъ изъ нѣдръ ихъ звуки нездѣшняго міра.... Самыя колонны, тѣснимыя громадами скалъ съ бродившими по вершинамъ ихъ тучами; таинственный шумъ окрестнаго лѣса, и всѣ окружавшіе меня предметы, какъ будто шептали воображенію о мавзолеяхъ гигантовъ, допотопныхъ властителей міра. Но что же нашъ полковникъ Л. съ его археологическими работниками? -- Обратимся, если прикажете, къ ихъ любопытнымъ трудамъ и розыскамъ.

   Они дѣйствительно не были праздны во время моего отсутствія. Колонна, коей откапыванье начато нами вмѣстѣ, была отрыта слишкомъ на 2 1/2 сажени. Я спустился въ эту глубокую яму, и осмотрѣвъ обнаженную часть развалинъ, замѣтилъ толстую каменную стѣну, которая служитъ ему по видимому, основою и подземнымъ соединеніемъ съ ближайшей колонною. Тамъ же нашелъ я довольно большой желѣзный гвоздь, который мгновенно переломился въ рукахъ моихъ, подобно хрустальному. Кромѣ того, земля, отрытая и еще окружающая остатокъ развалины, не представляла и не представляетъ никакой преграды углубленію заступа. Отважусь мимоходомъ замѣтить, что это послѣднее обстоятельство, соединенное съ означенными открытіями (гвоздемъ и стѣною), едвали совмѣстно съ мыслію о базальтахъ и служитъ, напротивъ, сколько мнѣ кажется, новымъ доказательствомъ искуственному происхожденію развалинъ. Но я уже однажды признался, что для моихъ глазъ, непроницаемая ночь царствуетъ во глубинѣ знаменитаго отверзтія Мопертюи -- и потому -- вмѣняю себѣ въ обязанность еще разъ рѣшительно отказаться отъ всякихъ ученыхъ и неученыхъ догадокъ но сему предмету. Повторяю, между тѣмъ, свой вызовъ Г. г. записнымъ ученымъ, касательно объясненія феномена, достойнаго, по моему мнѣнію, всего ихъ участія. Для представленія понятій болѣе точныхъ о сихъ необыкновенныхъ развалинахъ, я, помнится, обѣщалъ ввѣрить очеркъ ихъ карандашу какого нибудь рисовальщика: талантъ одного изъ моихъ молодыхъ спутниковъ помогъ мнѣ сдержать обѣщаніе. По прилагаемому при семъ снимку вы можете судить, достойны ли колонны Гебеджинскія нѣкоторой симпатіи художника, участія геолога и, можетъ быть, даже розысковъ антикварія.

   Около вечера западавшее солнце воцарилось подъ синимъ балдахиномъ тучь, надъ хаосомъ сихъ живописныхъ развалинъ. Блескъ боролся съ мракомъ посреди темнорумяныхъ столбовъ и наводилъ на громады ихъ тысячу безыменныхъ цвѣтовъ и отливовъ. Золотой огонь игралъ въ густотѣ зеленѣющейся у ногъ ихъ травы, надъ амфитеатромъ окрестныхъ горъ, надъ вершиной окрестнаго лѣса, Молодой художникъ мой принялся за работу, между тѣмъ какъ наши остальные спутники, устрашенные вѣроятно моимъ намѣреніемъ: посѣтить вновь сосѣдніе фонтаны, пустились въ обратный путь, и оставили насъ вдвоемъ подъ эгидомъ одного только донскаго Громвала.

   Я вновь прошелся по долинѣ съ гармоническими фонтанами; опять умылся ихъ студеною влагою, опять заслушивался музыки струй подъ навѣсомъ патріархальныхъ орѣшниковъ. Умиравшее солнце озарило ихъ въ послѣдній разъ всѣмъ богатствомъ лучей своихъ, и наконецъ -- совсѣмъ закатилось. Считаю за лишнее говорить, что супъ изъ незабудокъ мнѣ отнюдь не по вкусу; но надобно, подобно мнѣ, быть гражданиномъ Божьяго міра, гармонизировать съ какимъ нибудь Шеллингомъ въ созерцаніи души всемірной и за всѣмъ тѣмъ, перенестись на лоно здѣшней природы, чтобы постигнуть мое вѣчное прости Генію сего несравненнаго мѣста. Полная луна катилась уже надъ колоссальными развалинами, когда я возвратился къ двумъ ожидавшимъ меня товарищамъ.

   Художникъ окончилъ совсѣмъ свою работу; казакъ обнаруживалъ довольно явное нетерпѣніе ѣхать, поправляя ежеминутно наши сѣдла и толкуя что-то сквозь зубы о Туркахъ, о варварахъ, о проклятыхъ болгарскихъ разбойникахъ. Совсѣмъ не то лежало въ этотъ мигъ у меня на сердцѣ. Таинственныя колонны отбрасывали далеко исполинскую тѣнь свою, и какъ будто приходили въ движеніе при пышномъ, блѣднозолотомъ сіяніи мѣсяца. Душа моя рвалась за начальную грань бытописанія.

  

   И рядъ людей

   Вѣковъ минувшихъ,

   И тѣни дней

   Давно-мелькнувшимъ --

   Изъ-подъ земди,

   Вставая мшистой,

   Вились вдали

   Чредой сребристой.

  

   Мудрено рѣшить, что прекраснѣе -- лунный или солнечный свѣтъ надъ подобной картиною. Я не помню, кто именно такъ хорошо сказалъ, что "умъ нашъ не довольствуется, подобно сказочному Аладину, блескомъ алмазовъ, сіяющихъ повсюду во глубинѣ обвороженной пещеры:" -- онъ зоветъ Генія древнихъ развалинъ и вмѣстѣ съ нимъ паритъ надъ чудесами прошедшаго. Ночная тишина подобнаго мѣста открываетъ ему событія, ускользнувшія отъ человѣческихъ лѣтописей и озаряетъ ихъ предъ очами души пламенемъ неземнаго свѣтильника.... Вамъ извѣстно, что одинъ изъ краснорѣчивѣйшихъ странниковъ дѣлитъ развалины на два особыхъ разряда. Обломки естественные не возбуждаютъ въ самомъ дѣлѣ ни какихъ болѣзненныхъ ощущеній: природа, неутомимая работница, изглаживаетъ ежеминутно слѣды всеистребляющаго времени. Развалины зданій человѣческихъ являютъ, напротивъ, неизгладимый образъ ничтожества, попирающаго былое, съ подъятой пятой надъ настоящимъ и будущимъ.... Таинственныя колонны Гебеджинскія представляютъ характеръ древности, перешедшей за черту историческихъ преданій,-- и слѣдовательно -- соединяютъ въ себѣ отличительныя свойства того и другаго разряда обломковъ. Какъ феноменъ природы, онѣ кажутся мнѣ трогательнѣй меланхолическихъ напѣвовъ Барда, слѣпаго отца Оскарова; -- мрачнѣе Жанъ-Полева сна, какъ развалины предполагаемаго искуства. Но аминь, по чести, аминь всякимъ (нестихотворнымъ) толкамъ о сихъ длинныхъ, неокончаемыхъ, озаренныхъ луной или солнцемъ обломкахъ.

   Ни свѣтъ, ни заря поднялся я на другой день изъ Гебеджи. Если бы въ сихъ безтолковыхъ страницахъ утро и полдень, вечеръ и полночь не такъ часто алѣли, гаснули и чернѣли, то конечно я осмѣлился бы еще однажды доложить вамъ, что лиловая цѣпь горъ, подернутая легкимъ утреннимъ паромъ; постепенное восхожденіе солнца; блескъ озлащенной имъ зелени; румяный пожаръ надъ верхами остроконечныхъ утесовъ et caeterа -- показались мнѣ и на сей разъ достойными Турнеровой или Калькоттовой кисти. Кромѣ военныхъ обозовъ, сверкавшихъ между кустами штыковъ и огромныхъ фургоновъ съ изувѣченными героями Эски-Арнаутларскими, я во время этой послѣдней поѣздки не встрѣтилъ ровно ничего достойнаго и не достойнаго вашего вниманія. Въ попутномъ ханѣ пересѣлъ по прежнему на свѣжаго донскаго коня и около 10-ти часовъ утра въѣхалъ здравъ и цѣлъ въ облегаемую безпредѣльнымъ Эвксиномъ Варну. Послѣ 15-ти дневняго скитанья по доламъ, по горамъ, шумъ ея перепутанныхъ улицъ произвелъ на меня дѣйствіе какой-то столичной пестроты и волненія. Квартиру свою нашелъ я также нѣсколько посвѣтлѣе и поопрятнѣе. Стѣны были вновь выбѣлены, полъ устланъ полостями, множество цвѣтовъ разсыпано вдоль воскреснувшихъ безъ меня дивановъ. Улучшеніе столь не ожиданное до безконечности удивило меня. Ужъ не Деспина-ли?... такова-то сила воображенія!-- да и кто-же, кромѣ тебя, моей доброй малютки, позаботился бы столь сердолюбно о чуждомъ, докучливомъ постояльцѣ! О, въ такомъ случаѣ, что передъ тобой всѣ наши свѣтскія ледяныя жеманницы! Такъ думалъ я -- и Богъ знаетъ на которомъ этажѣ остановилъ бы постройку своихъ Испанскихъ замковъ, если бы въ тоже самое время два черныхъ, зеркальныхъ глаза не блеснуло сквозь прорывы моихъ бумажныхъ оконъ. -- "Сибахъ-хаиръ гюзель кызымъ" -- сказалъ я, и въ одинъ мигъ, легка, подобно кабалистической Силфидѣ, мила, или во сто разъ милѣе всѣхъ наивныхъ головокъ Грёйзовыхъ, впорхнула ко мнѣ Деспина, моя сладкогласая горлица. Ея одѣяніе представляло столь же праздничный видъ, какъ и все прочее въ домѣ. Новая цифрованая золотомъ салтамарка, новый, съ огромной, вызолоченой бляхою, поясъ; новые шалевые шалвары, новые желтые мешты. Свѣжій розовый вѣнокъ вкругъ перевитаго шелковымъ платкомъ феса и длинные орѣховые волосы -- спереди по плечамъ, сзади почти до половины тѣла. Къ этому прибавьте молочный цвѣтъ рукъ и шеи, украшенныхъ запястьями и ожерельемъ изъ разныхъ золотыхъ и серебряныхъ денегъ; опаловую бѣлизну ланитъ съ яркимъ огнемъ сквозь тонкія лазурныя жилки, и эти черныя, полныя сердечной ясности очи, и эти розовыя уста съ простодушной и вмѣстѣ плутовской улыбкою. Странное дѣло! иной бы сказалъ, что искры лукавой французской живости, соблазнительныя искры гризетты были въ это время господствующей стихіей Деспины, облагороженныя ея восточными прелестями. То очаровательная Зюлейка,

  

   .......... звѣзда младая,

   Родимыхъ волнъ и прелесть и любовь;

  

   то плутовка Розетта, когда за грѣхи Беранже

  

   Partout ses yeux pour l"alarmer

   Provoquaient l"oeillade indiscrиte

  

   Деспина безъ всякихъ шутокъ, показалась мнѣ на этотъ разъ очень и очень опасной малюткою. Смѣясь и бросая въ меня цвѣтами, она объявила, что очень рада видѣть еще на плечахъ мо. голову, ибо считая меня, Богъ вѣдаетъ по чему, убитымъ на дорогѣ невѣрными, они отдѣлали мой сарай по случаю внезапнаго брака ея родной тетушки съ какимъ-то бродягою -- Армяниномъ. Радостная вѣсть сія заключилась тѣмъ, что торжество Гименеево совершилось именно подъ потолкомъ моего сарая. -- Такъ это не ты?... О, въ такомъ случаѣ, для чего-жъ новобрачные не подождали моей эпиталамы! Я стиснулъ кулакъ и топнулъ ногою, потомъ засмѣялся, спросилъ одѣться и отправился къ генералу Г. на цѣлый день Божій.

   Генералъ вручилъ мнѣ полдюжины пакетовъ, полученныхъ на мое имя, во время моего отсутствія. Одинъ изъ нихъ былъ отъ Г. Бларамберга. Сообщая свои замѣчанія о медаляхъ и древнихъ мраморахъ, посланныхъ мною въ Одессу, почтенный археологъ нашъ распространяется въ особенности о двухъ находившихся въ числѣ оныхъ обломкахъ -- о тѣхъ самыхъ, коихъ объясненіе обѣщалъ я вамъ по полученіи желаемаго подтвержденія своихъ догадокъ. Письмо Г. Бларамберга разрѣшило ихъ самымъ удовлетворительнымъ образомъ. Вы помните, что на сихъ двухъ обломкахъ основывались всѣ мои надежды доказать тожество древней Одессы съ нынѣшней Варною. Вотъ что относительно сего предмета пишетъ мнѣ Г. Бларамбергъ. Изъ его замѣчаній вы можете видѣть, обманулся ли я въ своихъ предположеніяхъ.

   ........... "Изъ числа открытыхъ вами въ Варнѣ, и доставленныхъ Е. С. графу М. С. Воронцову древнихъ мраморовъ, два въ особенности обратили на себя все мое вниманіе. Одинъ изъ нихъ (небольшой обломокъ) представляетъ начало Псефизма или опредѣленія Совѣта (или Сената) и народа (ΤΗΙ ΒΟΥΛΗΙ ΚΑΙ ΤΩΙΑΗΜΩΙ). Онымъ удостоенъ торжественныхъ почестей одинъ гражданинъ города Эпидамна (Диррахіума, что нынѣ Дураццо, въ Иллиріи). Мраморъ сей, доказывая началомъ упомянутой надписи существованіе древняго города на мѣстѣ нынѣшней Варны, ведетъ къ разрѣшенію догадки о тожествѣ древняго Одиссоса (ΟΔΗΣΣΟΣ) съ нынѣшней Варною.

   "Другой обломокъ есть несомнѣнный остатокъ огромнаго мраморнаго пьедестала, долженствовавшаго служить базисомъ статуѣ, воздвигнутой гражданину, именемъ Иросодону, сыну Фирнагосову, Начальнику города и союза или сообщества пяти городовъ. ΑΡΞΑΝΤΑ ΤΗΣ ΠΟΛΕΟΣ ΚΑΙΑΡΞΑΝΤΑ ΤΟΥΚΟΙΝΟΤ ΤΗΣ ΠΕΝΤΑΠΟΛΕΟΣ. Форма буквъ сей надписи заставляетъ отнести оную ко второму вѣку отъ Р. X.-- Разбитая снизу, она означаетъ существованіе союза пяти городовъ, коихъ Одесса (Варна) была, кажется, средоточіемъ {Снимки съ этихъ обѣихъ мраморовъ приложены въ концѣ письма сего. Изд.}. Союзъ сей могъ быть составленъ, на подобіе нынѣшней Ганзы, изъ городовъ и портовъ, расположенныхъ въ слѣдующемъ порядкѣ на западномъ берегу Эвксинскаго Понта: Томсъ (Кюстенджи), Каллатія (Мангалія), Одессусъ (Варна) Мессемврія и наконецъ Аполлонія, нынѣшній Сизополь. Можетъ даже быть, что союзъ сей состоялъ изъ городовъ, еще менѣе отдаленныхъ отъ Одессоса, какъ напримѣръ: Навлохосъ, Крунисъ или Діонисопаль и проч.. Во всякомъ случаѣ, тотъ и другой изъ сихъ памятниковъ древности, дѣлаютъ чрезвычайно важнымъ открытіе означенныхъ мраморовъ. Искренно поздравляя васъ съ таковыми успѣхами, я отъ души желаю столь же счастливыхъ послѣдствій вашимъ будущимъ розыскамъ по сему предмету и проч."

   Вотъ обстоятельство, довольно занимательное -- не говорю для этой ученой орды, коей словарная образованность имѣетъ въ виду одно только обремененіе души множествомъ предметовъ, безплодныхъ для ума, безцвѣтныхъ для воображенія.-- Тысяча и одинъ разъ важнѣе участіе тѣхъ здравомыслящихъ судей, кои при всемъ неуваженіи къ шарлатанству микроскопической Археологіи, не отвращаютъ слуха отъ глагола вѣковъ, не закрываютъ сердца для высокой бесѣды съ міромъ, скрывшимся отъ нашихъ вещественныхъ чувствъ, не презираютъ смѣлыхъ порывовъ мысли къ оживленію таинствъ, во глубинѣ коихъ заключалось можетъ быть благо, неизвѣстное современному человѣчеству. Мрамору завѣщали древніе Греки свои мирные и соединительные договоры, дѣла народныя и даже изліянія своихъ домашнихъ печалей и радостей. Древняя Греція была, по выраженію одного писателя, подобна огромной изваянной книгѣ: куда бы не обратился взоръ вашъ, повсюду читалъ онъ страницу исторіи частной или общественной.

   Вотъ вамъ послѣднее письмо изъ Болгаріи. Въ послѣдній разъ клоню повинное чело, сознаваяся въ крайней незанимательности всѣхъ сихъ посланій; въ послѣдній разъ напоминаю, что уста жребія рекли мнѣ: "Будь антикваріемъ!"-- и есмь,-- точно также, какъ вы, бояре, говорите своимъ оратаямъ: "ты будь Паганини, ты -- Сальваторомъ-Розою!" -- и суть. Ударившись, какъ я уже неоднократно объявлялъ вамъ, въ это премудрое странствіе безъ книгъ и безъ всякихъ приготовленій; снабженный кромѣ того самыми ничтожными вещественными средствами, я писалъ, что на умъ брело; разсказалъ все, что видѣлъ своими собственными глазами, а видѣлъ я весьма и весьма не многое. Весь посѣщенный мною уголокъ Мизіи, страны, именовавшейся у Римлянъ житницею Цереры, не представляетъ ничего, кромѣ слѣдовъ древняго и новаго опустошенія, картины древнихъ и новыхъ развалинъ. Одна природа, Армида божественной прелестью, разсыпаетъ полными руками дары свои точно также теперь, какъ и въ то время, когда классическій творецъ Георгикъ алкалъ промѣнять всю придворную роскошь на безвѣстный пріютъ въ долинахъ поэтическаго Гемуса.--

- Следва -




Гласувай:
0
0



Няма коментари
Търсене

За този блог
Автор: devnenetz
Категория: История
Прочетен: 790193
Постинги: 379
Коментари: 257
Гласове: 941
Календар
«  Февруари, 2020  
ПВСЧПСН
12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829